МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ У ДЕТЕЙ: ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИСХОД

Полный текст:

Аннотация

Генерализованные формы менингококковой инфекции отличаются высоким риском развития осложнений и летальных исходов. В Российской Федерации (РФ) в 2016 г. менингококковая инфекция заняла второе место (25%) после внебольничных пневмоний в структуре причин смерти детей от инфекционных заболеваний. Обязательная вакцинация против менинкогокковой инфекции не регламентирована, а охват иммунизацией по эпидемическим показаниям недостаточный. В первые 6–8 ч симптомы этой инфекции неспецифические, поэтому клиническая диагностика инфекции на догоспитальном этапе представляет сложность.
Цель: анализ причин диагностических ошибок при оказании медицинской помощи пациентам с менингококковой инфекцией и оценка факторов, влияющих на исход болезни.
Материалы и методы. Проведено ретроспективное когортное исследование 113 случаев генерализованной менингококковой инфекции у детей, проживающих в Архангельской области (46 умерших от менингококковой инфекции детей и 67 пациентов, у которых заболевание закончилось выздоровлением). Для выявления факторов, влияющих на исход заболевания, использовали регрессионный анализа Кокса.
Результаты. Средний возраст пациентов составил 11 месяцев. Клинические формы были представлены менингитом в 13,3% случаев, менингококцемией – в 40,7% случаев, смешанной формой – у 46% детей. При направлении в стационар менингококковая инфекция была диагностирована в 36,9% случаев. Главными причинами ошибок диагностики менингококковой инфекции были – отсутствие опыта у врачей первичного звена и неспецифичность симптоматики в первые часы болезни, а факторами, влияющими на исход, – возраст младше 2 лет, наличие септического шока и своевременность госпитализации.
Заключение. Для решения проблемы менингококковой инфекции необходимо: соблюдение клинических
рекомендаций при оказании медицинской помощи на догоспитальном этапе и в стационаре; оптимизация образовательного процесса для профилактики ошибок диагностики. Наиболее эффективным способом предотвращения летальности от менингококковой инфекции является специфическая профилактика.

Ключ. слова

Об авторах

Самодова Ольга Викторовна – заведующая кафедрой инфекционных болезней, д.м.н.

Кригер Екатерина Анатольевна – доцент кафедры инфекционных болезней, к.м.н.

Титова Лариса Владимировна – профессор кафедры инфекционных болезней, д.м.н.

Леонтьевна Ольга Юрьевна – доцент кафедры инфекционных болезней, к.м.н.

Список литературы

1. Скрипченко, Н.В. Менингококковая инфекция у детей / Н.В. Скрипченко, А.Я Вильниц. – СПб.: Тактик-Студио, 2015.– 840 с.

2. Matthew J Thompson, Nelly Ninis, Rafael Perera, Richard Mayon-White, Claire Phillips, Linda Bailey, Anthony Harnden, David Mant, Michael Levin. Clinical recognition of meningococcal disease in children and adolescents // Lancet. – 2006. – Vol. 367. – P. 397–403.

3. Stephen I. Pelton, M.D. The Global Evolution of Meningococcal Epidemiology Following the Introduction of Meningococcal Vaccines // Journal of Adolescent Health. – 2016. – Vol. 59 – P. 3-11.

4. Dretler A. W., Rouphael N. G., Stephens D. S. Progress toward the global control of Neisseria meningitidis: 21st century vaccines, current guidelines, and challenges for future vaccine development // Human Vaccines & Immunotherapeutics. – 2018. – Vol. 0. – P. 1–15. https://doi.org/10.1080/21645515.2018.1451810

5. Полибин, Р.В. Сравнительный анализ причин смертности от инфекционных болезней в Российской Федерации и некоторых странах Европы / Р.В. Полибин [и др.] // Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. – 2017. – №3 (94).– С.4-10.

6. Кригер, Е.А. Отношение родителей к вакцинации детей и факторы, связанные с отказом от прививок / Е.А. Кригер [и др.] // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. – 2016. – Т. 95. – № 2. –С. 91-95.

7. Vazquez J.A., Taha M.K., Findlow J., Gupta S., Borrow R. Review article global Meningococcal Initiative: guidelines for diagnosis and confirmation of invasive meningococcal disease // Epidemiol. Infect. – 2016. – Vol. 144. – P. 3052–3057.

8. Лобзин, Ю.В. Клинико-эпидемиологические аспекты генерализованной менингококковой инфекции у детей и подростков Санкт-Петербурга / Ю.В. Лобзин [и др.] // Журнал Инфектологии. – 2016. – Т.8, №1. – С. 19–25.

9. Mariette C. Lodder, Regina L. Schildkamp, Bijlmer H. A., Dankert J., Kuiki D. J., Scholtens R. J. P. M. Prognostic indicators of the outcome of meningococcal disease: a study of 562 patients // J. Med. Microbiol. . – 1996. – Vol. 45. – P. 16-20.

10. Костюкова, Н.Н. Менингококковая инфекция в России: прошлое и ближайшие перспективы / Н.Н. Костюкова, В.А. Бехало, Т.Ф. Чернышова // Эпидемиология и инфекционные болезни. – 2014. – № 2. – С. 73–79.

11. Самодова, О.В. Исходы генерализованных форм менингококковой инфекции у детей архангельской области, 1991–2011 гг. / О.В. Самодова [и др.] // Журнал инфектологии. – 2012. – № 2. – С. 60–66.

12. Рычкова, О.А. Возрастные особенности иммунологических нарушений при генерализованных формах менингококковой инфекции у детей / О.А. Рычкова // Вопросы практической педиатрии. – 2009. – Т 4, №3. – С. 34–38.

13. Рычкова, О.А. Дисфункции иммунной системы в патогенезе развития осложнений менингококковой инфекции у детей / О.А. Рычкова, Н.В. Скрипченко, Э.А. Кашуба // Инфекционные болезни. – 2009. – Т. 7, № 2. – С. 32–37.

14. Darton T., Guiver M., Naylor S. et al. Severity of Meningococcal Disease Associated with Genomic Bacterial Load. Clin Infect Dis. – 2009. – Vol. 48. – P. 587–594.

15. Tesoro L.J., Selbst S.M. Factors affecting outcome in meningococcal infections // Am. J. Dis Child. – 1991. – Vol. 145. – P. 218-220.

16. Путинцев А.Н. Кейс-метод в медицинском образовании: современные программные продукты / А.Н. Путинцев, Т.В. Алексеев // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – №12. – С.1655–1659.

17. Самодова, О.В. Клинический случай в обучении алгоритма неотложной помощи / О.В. Самодова, Е.Ю. Васильева // Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2013. – № 2 (42). – С. 207–210.

18. Клинические рекомендации. Менингококковая инфекция у детей. Год утверждения 2016. – Режим доступа: http://cr.rosminzdrav.ru.

19. Ртищев, А.Ю. Современные возможности и перспективы вакцинопрофилактики менингококковой инфекции у детей / А.Ю. Ртищев // Трудный пациент. – 2017. – Т.15, № 1–2.– С. 53–58.

20. Извекова, И.Я. Эпидемиология генерализованной менингококковой инфекции в Новосибирской области (1992–2015) / И.Я. Извекова, Е.И. Краснова // Журнал инфектологии. – 2016. – Т.8, № 3.– С. 99–106.

Дополнительные файлы

Для цитирования: Самодова О.В., Кригер Е.А., Титова Л.В., Леонтьева О.Ю. МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ У ДЕТЕЙ: ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИСХОД. Журнал инфектологии. 2019;11(3):13-19. https://doi.org/10.22625/2072-6732-2019-11-3-13-19

For citation: Samodova O.V., Krieger E.A., Titova L.V., Leonteva O.Y. Meningococcal infection in children: factors influencing outcome. Journal Infectology. 2019;11(3):13-19. (In Russ.) https://doi.org/10.22625/2072-6732-2019-11-3-13-19

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены.

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Источник:
http://journal.niidi.ru/jofin/article/view/926

Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика Текст научной статьи по специальности « Науки о здоровье»

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы —

Текст научной работы на тему «Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика»

Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика

11 февраля 2016 г. в Москве в рамках XIX Конгресса педиатров России с международным участием состоялось Межрегиональное совещание Экспертов по проблеме «Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика».

В совещании приняли участие ведущие специалисты Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, ФГАУ «Научный центр здоровья детей» МЗ РФ, ФГБУ «НИИ детских инфекций» ФМБА России, ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора, ФГБНУ «НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова», ГБОУ «Первый Московский государственный медицинский университет им. И. М. Сеченова», ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации и других крупных медицинских университетов России.

Эксперты обсудили бремя менингококковой инфекции в Российской Федерации, разработали рекомендации по стратегии и тактике вакцинопрофилактики в РФ в рамках Национального календаря профилактических прививок и региональных программ иммунизации.

В Совещании приняли участие главные специалисты-эксперты Минздрава России, ведущие региональные эксперты в области диагностики, лечения и профилактики инфекционных заболеваний: академик РАН, проф. Ю. В. Лобзин; член-корреспондент РАН, докт. мед.

наук, проф. Л. С. Намазова-Баранова; докт. мед. наук И. С. Королёва; докт. мед. наук, проф. М. П. Костинов; докт. мед. наук, проф. В. К. Таточенко; докт. мед. наук, проф. К. В. Жданов; докт. мед. наук, проф. С. М. Харит; докт. мед. наук, проф. Л. Н. Мазанкова; докт. мед. наук, проф. И. Я. Извекова; докт. мед. наук, проф. Г. П. Мартынова; докт. мед. наук, проф. И. В. Фельдблюм; докт. мед. наук, проф. Э. Н. Симованьян; докт. мед. наук, проф. Е. С. Гасилина; докт. мед. наук В. В. Романенко; канд. мед. наук М. В. Иванова; канд. мед. наук А. Ю. Ртищев; канд. мед. наук Д. В. Лопушов. Участники совещания отметили, что менингококковая инфекция и в настоящее время остается актуальной проблемой здравоохранения, поскольку поражает преимущественно детское население и обусловлена высокой летальностью, а также значительным процентом инвалидизации после перенесенного заболевания у означенного контингента. По итогам 2014 г., затраты от последствий менингококковой инфекции составили более 259 млн рублей [1].

Генерализованные формы менингококковой инфекции (менингококковый сепсис, менингит, менингоэнце-фалит) протекают наиболее тяжело, практически всег-

Во время совещания

да сопровождаются развитием осложнений и требуют оказания пациентам высокотехнологичной медицинской помощи. Экономические затраты на лечение и последующую реабилитацию таких больных значительны.

Собравшиеся также отметили, что из всех инвазив-ных бактериальных инфекций генерализованные формы менингококковой инфекции (ГФМИ) представляют наибольшую опасность для жизни и здоровья ребенка. Это диктует необходимость совершенствования подходов к оказанию своевременной и эффективной медицинской помощи таким больным, оптимизации системы эпидемиологического надзора за менингококковой инфекцией и подходов к ее ранней диагностике и профилактике [2].

По мнению экспертов, иммунопрофилактика менин-гококковой инфекции с использованием современных вакцин является наиболее эффективным способом предупреждения заболеваемости, снижения младенческой смертности, инвалидности и распространенности носи-тельства возбудителя в популяции.

Необходимость активного внедрения вакцинопрофи-лактики менингококковой инфекции в РФ в настоящее время обусловлена непредсказуемостью эпидемиологии данного заболевания, глобализацией миграционных процессов, создающих предпосылки для интенсивной циркуляции возбудителя, а также распространения новых гипервирулентных клонов Neisseria meningitidis [3]. В то же время создание современных эффективных конъю-гированных вакцин открывает возможность рутинной и массовой профилактики менингококковой инфекции в условиях практического здравоохранения [4].

В настоящее время в РФ зарегистрирован длительный межэпидемический период (24 года). Однако, столь низкие показатели заболеваемости (0,6 на 100 тыс. человек в 2014-2015 гг.), высокий уровень циркуляции менингококков серогруппы А (30%), наличие неблагополучных по менингококковой инфекции территорий, рост заболеваемости менингококковой инфекцией, вызванной редкими серогруппами (W, Y, X), высокая доля (30%) выявленных впервые генетических клонов менингококка, способных оказывать негативное влияние на эпидемический процесс, — все указывает на вероятность очередного эпидемического подъема заболеваемости менингококковой инфекцией на территории РФ в ближайшее время [5].

В ходе совещания были проанализированы представленные ведущими региональными специалистами многолетние данные официальной статистики по заболеваемости менингококковой инфекцией в различных субъектах РФ.

Эксперты обратили внимание, что, несмотря на улучшение этиологической расшифровки ГФМИ в целом по стране (за последние 5 лет она увеличилась с 44 до 62%), в некоторых регионах РФ уровень диагностики остается крайне низким и составляет менее 20% [6].

В 2014 г. среди заболевших ГФМИ доля детей до 17 лет составляла 71%, из них в возрасте до одного года — 34%. Заболеваемость детей возрастной группы 0-4 лет превышала заболеваемость взрослых в 25 раз. Среди умерших от ГФМИ до 76% приходилось на долю детей до 17 лет. Существует прямая зависимость леталь-

ности от возраста: так, для детей в возрасте до одного года этот показатель составляет почти 30% [5].

В последние годы в РФ отмечается рост заболеваемости менингококковой инфекцией в организованных коллективах. Тяжелые формы инфекции стали также наблюдаться у подростков и молодых людей 17-25 лет — студентов первого года обучения и призывников.

Известно, что при формировании новых коллективов резко возрастает риск ГФМИ [7]. У реконвалесцентов, перенесших менингококковую инфекцию, отмечались тяжелые резидуальные нарушения, приводящие пациентов к инвалидизации, но даже дети, выздоровевшие без тяжелых осложнений, в большинстве случаев требовали длительной реабилитации.

Иммунитет после перенесенной менингококковой инфекции серогруппспецифический, поэтому лица, переболевшие ГФМИ, не застрахованы от повторного эпизода ГФМИ, вызванного другой серогруппой. В связи с этим перенесенная ГФМИ в анамнезе не является противопоказанием для вакцинопрофилактики менингококковой инфекции.

Читать еще:  Ингаляции с хлоргексидином: состав препарата, правила проведения процедуры, пропорции и отзывы о лечении

Эксперты отметили, что некоторое снижение заболеваемости менингококковой инфекцией в течение последних лет привело к ослаблению настороженности медицинских работников в отношении данного заболевания, что в ряде случаев стало причиной поздней госпитализации и, как следствие, развития тяжелого инфекционно-токсического шока и неэффективности реанимационных мероприятий. Экспертиза летальных исходов за последние годы указывает, что в числе причин, приводящих к смерти, по-прежнему лидируют несвоевременная диагностика, недооценка тяжести состояния и неадекватность терапии на догоспитальном этапе.

Менингококковая инфекция наносит значительный ущерб бюджету здравоохранения. Стоимость оказания медицинской помощи одному больному с гипертоксической формой менингококковой инфекции достигает 450-500 тыс. рублей. В случае инвалидизации (снижение или потеря слуха и зрения, развитие эпилепсии, у детей — задержка психического и моторного развития) расходы на одного больного возрастают многократно. Реабилитация, адаптация и обучение таких реконвалесцентов требуют дополнительных затрат со стороны государства. По данным Государственного доклада Роспотребнадзора за 2014 г., менингококко-вая инфекция по величине экономического ущерба, нанесенного отдельными инфекционными болезнями в 2005-2014 гг., занимает 18-е место (ущерб — 259 584,6 тыс. руб.). Однако, по общему мнению участников совещания, эта оценка явно занижена.

Самым эффективным способом борьбы с менинго-кокковой инфекцией является вакцинопрофилактика.

В России вакцинация против менингококковой инфекции в рамках Национального календаря прививок не проводится, в то же время она включена в календарь по эпидемическим показаниям и должна осуществляться за счет средств региона или гражданина. В календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям как рутинный контингент для вакцинации против менингококковой инфекции включе-

ны лица, подлежащие призыву на военную службу; в остальном же документ, а также другие существующие в РФ нормативные акты регламентируют только тактику иммунизации по экстренным показаниям в очаге и необходимость профилактической вакцинации по эпидпоказаниям. В связи с этим, а также благодаря созданию новых, современных конъюгированных вакцин для профилактики менингококковой инфекции становится своевременным и актуальным изменение и дополнение имеющихся нормативно-методических документов в отношении эпидемиологического надзора и контроля менингококковой инфекции. Необходимо расширить возможность вакцинации против серогрупп менингококка А, B, C, W, Y, ответственных за возникновение большинства вспышек и представляющих эпидемиологическую значимость.

В 2016 г. Союзом педиатров России опубликованы новые клинические рекомендации по иммунопрофилактике менингококковой инфекции у детей, где перечислены показания к проведению вакцинопрофи-лактики, определены группы риска для рутинной иммунизации (в странах с уровнем заболеваемости ГФМИ Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• туристы и лица, выезжающие в гиперэндемичные 5. по менингококковой инфекции зоны, такие как страны Африки, расположенные к югу от Сахары;

• студенты вузов, особенно проживающие в общежитиях или гостиницах квартирного типа;

• призывники и новобранцы;

• лица, принимающие участие в массовых спортивных и культурных мероприятиях, как международных, так и проводимых на территории Российской Федерации, и проживающие во время их проведения в лагерях, общежитиях или гостиницах [8].

4. С целью широкого внедрения вакцинопрофилактики инфекций, включенных в календарь прививок по эпидемическим показаниям, для улучшения состояния здоровья детей, подростков и населения в целом внести в МЗ РФ предложения по оптимизации финансирования: включить вакцинацию по эпидемическим показаниям в программу диспансеризации; переклю- 6. чить финансирование части расходов на федеральный фонд обязательного медицинского страхования; стимулировать выделение средств региональных бюджетов: финансирование некоторых видов вакцинации для детей с хроническими заболеваниями включить в тарифы высокотехнологичной медицинской помощи.

Необходимо проводить систематическое обучение вопросам клинического течения, диагностики, лечения и профилактики менингококковой инфекции медицинских работников первичного звена, особенно неот-лож ной помощи.

Подготовить информационные материалы для работников системы здравоохранения и населения о проблеме менингококковой инфекции и внедрить систему постоянного информирования общественности и медицинского сообщества о проблеме менингокок-ковой инфекции.

Разъяснять педиатрам и инфекционистам их профессиональную обязанность активно доносить информацию об опасности менингококковой инфекции и возможности ее предупреждения с помощью вакци-нопрофилактики до родителей детей, а также взрослых пациентов из групп риска. Представить данную резолюцию Межрегионального совещания экспертов и клинические рекомендации Союза педиатров России «Иммунопрофилактика менингококковой инфекции у детей» (2016 г.) в региональные органы здравоохранения для обоснования внедрения или расширения региональных программ вакцинопрофилактики менингококковой инфекции.

1. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2014 году. Государственный доклад. — М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека; 2015. 206 с. [O sostoyanii sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya v Rossiiskoi Federatsii v 2014 godu. (State report). Moscow: Federal’naya sluzhba po nadzoru v sfere zashchity prav potrebitelei i blagopoluchiya cheloveka; 2015. 206 p. (In Russ).]

2. Клинические рекомендации (протокол лечения) оказания медицинской помощи детям, больным менингококковой инфекцией / Под ред. Ю. В. Лобзина. — М.; 2015. [Klinicheskie rekomendatsii (protokol lecheniya) okazaniya meditsinskoi pomoshchi detyam, bol’nym meningokokkovoi infektsiei. Ed by Lobzina Yu. V. Moscow; 2015. (In Russ).] Доступно по: http://www. nauka.x-pdf.ru/17meditsina/154856-1-klinicheskie-rekomendacii-protokol-lecheniya-okazaniya-medicinskoy-pomoschi-detyam-bolnim-meningokokkovoy-infekciey-organ.php. Ссылка активна на 22.03.2016.

3. Миронов К. О., Королева М. А., Платонов А. Е. и др. Генетическое типирование Neisseria meningitidis, циркулирующих в регионах России // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. — 2013. — № 2. [Mironov KO, Koroleva MA, Platonov AE, et al. Geneticheskoe tipirovanie Neisseria meningitidis, tsirkuliruyushchikh v regionakh Rossii. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. Aktual’nye voprosy. 2013;2:[about 1 p.]. (In Russ).] Доступно по: http://www.medvestnik.ru/library/article/11777. Ссылка активна на 22.03.2016.

4. ГРЛС. Государственный реестр лекарственных средств. [grls. rosminzdrav.ru [Internet] Gosudarstvennyi reestr lekarstvennykh sredstv (In Russ).] Доступно по: http://grls.rosminzdrav.ru Ссылка активна на 11.04.2016 г.

5. Королева И. С., Белошицкий Г. В., Закроева И. М. и др. Менин-гококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты в Российской Федерации: десятилетнее эпидемиологическое наблюдение // Эпидемиология и инфекционные болезни. Акту-

альные вопросы. — 2013. — № 2. [Koroleva IS, Beloshitskii GV, Zakroeva IM, et al. Meningokokkovaya infektsiya i gnoinye bakterial’nye meningity v Rossiiskoi Federatsii: desyatiletnee epidemiologicheskoe nablyudenie. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. Aktual’nye voprosy. 2013;2: [about 1 p.]. (In Russ).] Доступно по: http://www.medvestnik.ru/library/article/11773. Ссылка активна на 20.03.2016.

6. Решение коллегии Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 5 от 26.06.2014 г. [Federal Supervision Agency for Customer Protection and Human Welfare Decree № 5 dated June 26, 2014. (In Russ).]

7. Захаренко С. М. Пневмококковая и менингококковая инфекции: глобальные угрозы для организованных коллективов. Сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции «Нерешенные вопросы этиотропной терапии актуальных инфекций», Санкт-Петербург 10-11 декабря 2015 г. — СПб.; 2015. [Zakharenko SM. Pnevmokokkovaya i meningokokkovaya infektsii: global’nye ugrozy dlya organizovannykh kollektivov. In: Proceedings of Vserossiiskaya nauchno-prakticheskaya kon-ferentsiya «Nereshennye voprosy etiotropnoi terapii aktual’nykh infektsii»; 2015 Dec 10-11; St. Petersburg, Russian Federation. St. Petersburg; 2015. (In Russ).]

8. Иммунопрофилактика менингококковой инфекции у детей / Под ред. А. А. Баранова, Л. С. Намазовой-Барановой. — М.: ПедиатрЪ; 2016. 36 с. [Immunoprofilaktika meningokokkovoi infektsii u detei. Ed by Baranov A. A., Namazova-Baranova L. S. Moscow: Pediatr; 2016. 36 p. (In Russ).]

9. Харит С. М. Вакцинопрофилактика: проблемы и перспективы // Журнал инфектологии. — 2009. — Т. 1. — № 1. — С. 61-65. [Kharit SM. Vaccination: problems and perspectives. Zhurnal infektologii. 2009;1(1):61-65. (In Russ).]

10. Neal KR, Nguyen-Van-Tam JS, Jeffrey N. Changing carriage rate of Neisseria meningitidis among university students during the first week of term: cross sectional study. BMJ. 2000;320(7238): 846-849. doi: 10.1136/bmj.320.7238.846.

Источник:
http://cyberleninka.ru/article/n/meningokokkovaya-infektsiya-i-vaktsinoprofilaktika

Клинические рекомендации: Менингококковая инфекцияу детей. Менингит у детей и взрослых Менингоэнцефалит у детей клинические рекомендации

Общие подходы к диагностике.
Диагностика менингококковой инфекции производится путем сбора анамнеза, детального уточнения жалоб, клинического осмотра, дополнительных (лабораторных и инструментальных) методов обследования и направлена на определение клинической формы, тяжести состояния, выявления осложнений и показаний к лечению, а также на выявление в анамнезе факторов, которые препятствуют немедленному началу лечения или требующие коррекции лечения. Такими факторами могут быть:
наличие непереносимости лекарственных препаратов и материалов, используемых на данном этапе лечения;
неадекватное психо-эмоциональное состояние пациента перед лечением;
угрожающие жизни острое состояние/заболевание или обострение хронического заболевания, требующее для назначения лечения привлечения специалиста по профилю состояния/заболевания;
отказ от лечения.
2,1 Жалобы и анамнез.
МИ может протекать в различных формах с сочетанием тех или иных синдромов.
(Приложение Г2). Угрозу представляют генерализованные формы, в связи с высоким риском развития жизнеугрожающих осложнений (Приложение Г3-Г6, Г9).
Для своевременного выявления детей, угрожаемых по развитию ГМИ рекомендовано при сборе анамнеза уточнение факта возможного контакта с больными менингококковой инфекцией (носителями менингококка).

Комментарий. Уточняются возможные контакты в семье, в ближнем окружении заболевшего, факты пребывания либо тесный контакт с лицами, посещавшими регионы в регионы с высоким уровнем заболеваемости МИ (страны «менингитного пояса» Субэкваториальной Африки; Саудовская Аравия). .
Рекомендовано акцентировать внимание на жалобах, свидетельствующих о высоком риске развития ГМИ, к которым относятся:
стойкая фебрильная лихорадка;
головная боль,.
светобоязнь,.
гиперестезия,.
рвота (обильное срыгивание у детей до 1 года),.
головокружение,.
учащенное дыхание,.
учащенное сердцебиение,.
сонливость,.
немотивированное возбуждение.
отказ от еды.
снижение потребления жидкости (более 50% от обычного потребления в течение 24 часов – для детей до 1 года),.
монотонный/пронзительный крик (для детей до года),.
изменение окраски и температуры кожных покровов,.
боль в ногах,.
сыпь,.
снижение диуреза.
Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств – 2+).
Комментарий. Для ГМИ характерен резкий подъем температуры до высоких цифр (38,5-40оС и выше); часто отмечается 2-х горбый характер температурный кривой – на первый подъем температуры отмечается кратковременный эффект на применяемые антипирретики, при повторном подъеме (через 2-6 часов) – введение жаропонижающих средств эффекта не оказывает. Подобный характер температурной кривой наблюдается не только при ГМИ, но и при других тяжелых инфекциях протекающих с синдромом сепсиса, при вирусных и бактериальных нейроинфекциях (энцефалит, менингит) .
Наличие гиперестезии у детей раннего возраста м. Б. Заподозрено при т. Н. Симптоме «материнских рук»: при жалобах матери на то, что ребенок начинает резко беспокоится при попытках взять его на руки.
В структуре общеинфекционного синдрома часто отмечаются жалобы на диффузные и локальные мышечные и суставные боли, однако именно жалобы на интенсивные боли в ногах и в животе (при отсутсвии проявлений кишечной инфекции и наличия хирургической патологии) относятся к симптомам т. Н. «красных флагов» при клинической диагностике сепсиса, м. Б. Признаками развивающегося септического шока. .
При наличии сыпи рекомендовано уточнять время появления первых элементов, их характер, локализацию, динамику изменений. Патогномоничным для ГМИ является наличие геморрагической сыпи, однако, в большинстве случаев, появлению геморрагических элементов предшествует розеолезная или розеолезно-папулезная сыпь (т. Н. Rash-сыпь), элементы которой могут располагаться на различных участках тела и часто расцениваются как аллергические проявления. Появление распространенной геморрагической сыпи без предшествующей rash-сыпи через несколько часов от дебюта заболевания, как правило, свидетельствуют о крайней степени тяжести заболевания. .
Необходимо уточнять особенности диуреза: время последнего мочеиспускания (у младенцев – последняя смена памперсов). Снижение /отсутствие диуреза (более 6 часов у детей 1-го года жизни, более 8 часов у пациентов старше года) могут быть признаками развития септического шока. .

2,2 Физикальное обследование.

2,3 Лабораторная диагностика.

Всем больным с подозрением на МИ рекомендуется провести клинический анализ крови с исследованием лейкоцитарной формулы.
Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств – 3).
Комментарии. Выявление в лейкоцитарной формуле лейкопении или лейкоцитоза, выходящих за возрастные референсные значения согласно таблице (Приложение Г4), может указывать на наличие системной воспалительной реакции, характерной для ГМИ.
Всем больным с подозрением на ГМИ рекомендуется исследование общего анализа мочи; биохимических показателей крови: мочевина, креатинин, аланинаминотрансфераза (АЛаТ), аспартатаминотрансфераза (АСаТ), исследование электролитов крови (калий, натрий), билирубина, общий белок, показателей КЩС, уровня лактата.

Комментарии. Изменение биохимических показателей крови и мочи позволяет диагностировать конкретную органную дисфункцию, оценивать степень поражения и эффективность проводимой терапии. .
Рекомендовано определение СРБ и уровня прокальцитонина в крови всем пациентам с подозрением на ГМИ.
Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств – 2++).
Комментарии. Выявление в крови повышения С-реактивного белка2 стандартных отклонений от нормы и прокальцитонина 2 нг/мл указывает на наличие системной воспалительной реакции, характерной для ГМИ. Оценка показателей в динамике позволяет оценивать эффективность проводимой антибактериальной терапии. .
Рекомендовано исследование показателей гемостаза всем пациентам с подозрением на ГМИ с определением длительности кровотечения, время свертываемости крови, коагулограммы.
Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств – 3).
Комментарии. Для диагностики ДВС-синдрома. Параметры гемостаза меняются соответственно стадиям ДВС-синдрома, исследование системы гемостаза необходимо для оценки эффективности проводимой терапии и ее коррекции. .
Этиологическая диагностика.
Вне зависимости от формы заболевания, всем пациентом с подозрением на МИ рекомендовано бактериологическое обследование носоглоточной слизи на менингококк.

Читать еще:  Кромогексал аналоги

Комментарий. Высев менингококка со слизистых носоглотки позволяет верифицировать этиологический диагноз назофарингита и установить носительство N. Meningitidis Для генерализованных форм ГМИ, при отсутствии обнаружения N. Meningitidis в стерильных жидкостях (кровь/ликвор/синовиальная жидкость) не может являться основанием для установления этиологического диагноза, однако является важным фактором для выбора АБТ, которая должна способствовать как лечению системного заболевания, так и эрадикации менингококка со слизистых носоглотки.
Всем больным с подозрением на ГМИ рекомендовано бактериологическое исследование (посев) крови.

Комментарии. Выделение и идентификация культуры менингококка из стерильных сред организма (кровь, цереброспинальная жидкость) служит «золотым стандартом» для этиологической верификации заболевания. Забор образцов крови должен осуществляться максимально быстро от момента поступления пациента в стационар, до начала АБТ. Исследование крови особенно важно в ситуациях, когда есть противопоказания к проведению ЦСП. Отсутствие роста возбудителя не исключает менингококковой этиологии заболевания, особенно при начале антибактериальной терапии на догоспитальном этапе. .
Рекомендовано клиническое исследование цереброспинальной жидкости всем пациентам с подозрением на смешанную форму ГМИ или ММ.
Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств – 3).
Комментарии. Проведение церебро-спинальной пункции возможно только при отсутствии противопоказаний (Приложение Г11). Учитывая отсутствие специфических менингеальных проявлений у детей раннего возраста, ЦСП показана всем пациентам первого года жизни с ГМИ. Оцениваются качественные характеристики ЦСЖ (цвет, прозрачность), исследуется плеоцитоз с определением клеточного состава, биохимические показатели уровней белка, глюкозы, натрия, хлоридов). Для ММ характерно наличие нейтрофильного плеоцитоза повышение уровня белка, снижение уровня глюкозы. В первые часы заболевания и при проведении СМП на поздних сроках плеоцитоз м. Б. Смешанный, снижение уровня глюкозы при повышении лактата свидетельствует в пользу бактериальной природы мененита при проведении дифференциальной диагностики и вирусными нейроинфекциями. .
Всем больным с подозрением на смешанную форму ГМИ или ММ рекомендовано бактериологическое исследование (посев) цереброспинальной жидкости.
Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств –1+).
Комментарии. Исследование ЦСЖ возможно только при отсутствии противопоказаний (ПриложениеГ11) Выделение из крови и ЦСЖ иных возбудителей культуральным методом помогает проводить дифференциальный диагноз, верифицировать этиологию заболевания и корректировать противомикробную терапию.
Рекомендовано проведение микроскопия мазков крови («толстая капля») с окраской по Грамму пациентам с подозрением на ГМИ.
Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств – 3).
Комментарии. Обнаружение характерных Грамм-отрицательных диплококков в мазке служит ориентировочной оценкой и может быть основанием для начала специфической терапии, однако на основании только микроскопии диагноз МИ не правомочен.
Для экспресс диагностики ГМИ рекомендовано проведение реакции агглютинации латекса (РАЛ) в сыворотке крови и ЦСЖ для определения антигенов основных возбудителей бактериальных нейроинфекций.
Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств – 3).
Комментарии. Используемые на практике тест-системы для РАЛ в диагностике бактериальных нейроинфекций позволяют выявлять антигены менингококков А, B,C,Y/W135, пневмококков, гемофильной палочки. Обнаружение АГ бактериальных возбудителей в стерильных жидкостях при наличии клинической картины ГМИ либо БГМ позволяет с большой долей вероятности верифицировать этиологию заболевания. Возможны ложно-положительные и ложно-отрицательные результаты, поэтому, помимо РАЛ необходимо учитывать результаты культуральных и молекулярных методов. В случаях расхождения данных РАЛ с результатами ПЦР либо посевов, для верификации этиологического диагноза предпочтение отдается последним. .
Рекомендуется проведение молекулярных методов исследования для идентификации возбудителя ГМИ.
Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств –2+).
Комментарии. Амплификация нуклеиновых кислот возбудителей бактериальных нейроинфекцией осуществляется путем использования метода полимеразной цепной реакции. Выявление фрагментов ДНК менингококка методом ПЦР в стерильных жидкостях (кровь, цереброспинальная, синовиальная жидкость) достаточны для усановления этиологии заболевания. Используемые на практике коммерческие тест-системы позволяют одновременно проводить исследованиена наличие пневмококковий, гемофильной и менингококковой инфекций, чтопозволяет проведению дифференциальной диагностики с заболеваниями, имеющими сходную клиническую картину, и выбрать оптимальную антибактериальную терапию. .
Критерии лабораторного подтверждения диагноза.
Достоверным диагнозом МИ рекомендовано считать случаи типичных клинических проявлений локализованной либо генерализованной формы МИ в сочетании с выделением культуры менингококка при бактериологическом посеве из стерильных жидкостей (крови, ликвора, синовиальной жидкости), либо при обнаружении ДНК (ПЦР) или антигена (РАЛ) менингококка в крови или ЦСЖ.
Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств –2+).
Комментарий. Высев менингококка из носоглоточной слизи учитывается для диагностики локализованных форм МИ (носительство, назофарингит), но не является основанием для этиологического подтверждения диагноза ГМИ при отрицательных результатах посевов, РАЛ, ПЦР ЦСЖ и крови. .
Вероятным диагнозом ГМИ рекомендовано считать случаи заболевания с характерными для ГМИ клинико-лабораторными проявлениями при отрицательных результатах бактериологического обследования.
Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств – 3).

АВТОРЫ:

Баранцевич Е.Р. заведующий кафедрой неврологии и мануальной медицины Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени акад. И.П. Павлова

Определение

Менингит – это острое инфекционное заболевание с преимущественным поражением паутинной и мягкой оболочек головного и спинного мозга. При этом заболевании возможно развитие ситуаций, создающих угрозу жизни больного (возникновение нарушений сознания, шока, судорожного синдрома).

КЛАССИФИКАЦИЯ
В классификациипринято деления по этиологии, типу течения, характеру воспалительного процесса и др.

  1. По этиологическому принципу выделяют:

2. По характеру воспалительного процесса:

Источник:
http://papeleta.ru/types/klinicheskie-rekomendacii-meningokokkovaya-infekciyau-detei-meningit-u-detei-i/

МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ У ДЕТЕЙ: ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИСХОД

Полный текст:

Аннотация

Генерализованные формы менингококковой инфекции отличаются высоким риском развития осложнений и летальных исходов. В Российской Федерации (РФ) в 2016 г. менингококковая инфекция заняла второе место (25%) после внебольничных пневмоний в структуре причин смерти детей от инфекционных заболеваний. Обязательная вакцинация против менинкогокковой инфекции не регламентирована, а охват иммунизацией по эпидемическим показаниям недостаточный. В первые 6–8 ч симптомы этой инфекции неспецифические, поэтому клиническая диагностика инфекции на догоспитальном этапе представляет сложность.
Цель: анализ причин диагностических ошибок при оказании медицинской помощи пациентам с менингококковой инфекцией и оценка факторов, влияющих на исход болезни.
Материалы и методы. Проведено ретроспективное когортное исследование 113 случаев генерализованной менингококковой инфекции у детей, проживающих в Архангельской области (46 умерших от менингококковой инфекции детей и 67 пациентов, у которых заболевание закончилось выздоровлением). Для выявления факторов, влияющих на исход заболевания, использовали регрессионный анализа Кокса.
Результаты. Средний возраст пациентов составил 11 месяцев. Клинические формы были представлены менингитом в 13,3% случаев, менингококцемией – в 40,7% случаев, смешанной формой – у 46% детей. При направлении в стационар менингококковая инфекция была диагностирована в 36,9% случаев. Главными причинами ошибок диагностики менингококковой инфекции были – отсутствие опыта у врачей первичного звена и неспецифичность симптоматики в первые часы болезни, а факторами, влияющими на исход, – возраст младше 2 лет, наличие септического шока и своевременность госпитализации.
Заключение. Для решения проблемы менингококковой инфекции необходимо: соблюдение клинических
рекомендаций при оказании медицинской помощи на догоспитальном этапе и в стационаре; оптимизация образовательного процесса для профилактики ошибок диагностики. Наиболее эффективным способом предотвращения летальности от менингококковой инфекции является специфическая профилактика.

Ключ. слова

Об авторах

Самодова Ольга Викторовна – заведующая кафедрой инфекционных болезней, д.м.н.

Кригер Екатерина Анатольевна – доцент кафедры инфекционных болезней, к.м.н.

Титова Лариса Владимировна – профессор кафедры инфекционных болезней, д.м.н.

Леонтьевна Ольга Юрьевна – доцент кафедры инфекционных болезней, к.м.н.

Список литературы

1. Скрипченко, Н.В. Менингококковая инфекция у детей / Н.В. Скрипченко, А.Я Вильниц. – СПб.: Тактик-Студио, 2015.– 840 с.

2. Matthew J Thompson, Nelly Ninis, Rafael Perera, Richard Mayon-White, Claire Phillips, Linda Bailey, Anthony Harnden, David Mant, Michael Levin. Clinical recognition of meningococcal disease in children and adolescents // Lancet. – 2006. – Vol. 367. – P. 397–403.

3. Stephen I. Pelton, M.D. The Global Evolution of Meningococcal Epidemiology Following the Introduction of Meningococcal Vaccines // Journal of Adolescent Health. – 2016. – Vol. 59 – P. 3-11.

4. Dretler A. W., Rouphael N. G., Stephens D. S. Progress toward the global control of Neisseria meningitidis: 21st century vaccines, current guidelines, and challenges for future vaccine development // Human Vaccines & Immunotherapeutics. – 2018. – Vol. 0. – P. 1–15. https://doi.org/10.1080/21645515.2018.1451810

5. Полибин, Р.В. Сравнительный анализ причин смертности от инфекционных болезней в Российской Федерации и некоторых странах Европы / Р.В. Полибин [и др.] // Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. – 2017. – №3 (94).– С.4-10.

6. Кригер, Е.А. Отношение родителей к вакцинации детей и факторы, связанные с отказом от прививок / Е.А. Кригер [и др.] // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. – 2016. – Т. 95. – № 2. –С. 91-95.

7. Vazquez J.A., Taha M.K., Findlow J., Gupta S., Borrow R. Review article global Meningococcal Initiative: guidelines for diagnosis and confirmation of invasive meningococcal disease // Epidemiol. Infect. – 2016. – Vol. 144. – P. 3052–3057.

8. Лобзин, Ю.В. Клинико-эпидемиологические аспекты генерализованной менингококковой инфекции у детей и подростков Санкт-Петербурга / Ю.В. Лобзин [и др.] // Журнал Инфектологии. – 2016. – Т.8, №1. – С. 19–25.

9. Mariette C. Lodder, Regina L. Schildkamp, Bijlmer H. A., Dankert J., Kuiki D. J., Scholtens R. J. P. M. Prognostic indicators of the outcome of meningococcal disease: a study of 562 patients // J. Med. Microbiol. . – 1996. – Vol. 45. – P. 16-20.

10. Костюкова, Н.Н. Менингококковая инфекция в России: прошлое и ближайшие перспективы / Н.Н. Костюкова, В.А. Бехало, Т.Ф. Чернышова // Эпидемиология и инфекционные болезни. – 2014. – № 2. – С. 73–79.

11. Самодова, О.В. Исходы генерализованных форм менингококковой инфекции у детей архангельской области, 1991–2011 гг. / О.В. Самодова [и др.] // Журнал инфектологии. – 2012. – № 2. – С. 60–66.

12. Рычкова, О.А. Возрастные особенности иммунологических нарушений при генерализованных формах менингококковой инфекции у детей / О.А. Рычкова // Вопросы практической педиатрии. – 2009. – Т 4, №3. – С. 34–38.

13. Рычкова, О.А. Дисфункции иммунной системы в патогенезе развития осложнений менингококковой инфекции у детей / О.А. Рычкова, Н.В. Скрипченко, Э.А. Кашуба // Инфекционные болезни. – 2009. – Т. 7, № 2. – С. 32–37.

14. Darton T., Guiver M., Naylor S. et al. Severity of Meningococcal Disease Associated with Genomic Bacterial Load. Clin Infect Dis. – 2009. – Vol. 48. – P. 587–594.

15. Tesoro L.J., Selbst S.M. Factors affecting outcome in meningococcal infections // Am. J. Dis Child. – 1991. – Vol. 145. – P. 218-220.

16. Путинцев А.Н. Кейс-метод в медицинском образовании: современные программные продукты / А.Н. Путинцев, Т.В. Алексеев // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – №12. – С.1655–1659.

17. Самодова, О.В. Клинический случай в обучении алгоритма неотложной помощи / О.В. Самодова, Е.Ю. Васильева // Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2013. – № 2 (42). – С. 207–210.

18. Клинические рекомендации. Менингококковая инфекция у детей. Год утверждения 2016. – Режим доступа: http://cr.rosminzdrav.ru.

19. Ртищев, А.Ю. Современные возможности и перспективы вакцинопрофилактики менингококковой инфекции у детей / А.Ю. Ртищев // Трудный пациент. – 2017. – Т.15, № 1–2.– С. 53–58.

20. Извекова, И.Я. Эпидемиология генерализованной менингококковой инфекции в Новосибирской области (1992–2015) / И.Я. Извекова, Е.И. Краснова // Журнал инфектологии. – 2016. – Т.8, № 3.– С. 99–106.

Дополнительные файлы

Для цитирования: Самодова О.В., Кригер Е.А., Титова Л.В., Леонтьева О.Ю. МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ У ДЕТЕЙ: ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИСХОД. Журнал инфектологии. 2019;11(3):13-19. https://doi.org/10.22625/2072-6732-2019-11-3-13-19

For citation: Samodova O.V., Krieger E.A., Titova L.V., Leonteva O.Y. Meningococcal infection in children: factors influencing outcome. Journal Infectology. 2019;11(3):13-19. (In Russ.) https://doi.org/10.22625/2072-6732-2019-11-3-13-19

Читать еще:  Сколько нужно физраствора для ингаляции: дозировка

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены.

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Источник:
http://journal.niidi.ru/jofin/article/view/926

Менингит: дети – в особой группе риска!

Менингококковая инфекция (МИ) — острое инфекционное заболевание, которое вызывают менингококки (Neisseria meningitidis): бактерии, которые активно размножаются на слизистых оболочках дыхательных путей. Люди, у которых нет иммунитета к менингококку, могут легко заражаться им. Болезнь чаще всего быстро развивается, тяжело протекает и может привести к тяжелым осложнениям вплоть до смерти. 1 2
Входные ворота для возбудителя — слизистые оболочки носа, ротоглотки, куда он попадает воздушно-капельным путем. На богатых белком и кровеносными сосудами слизистых оболочках менингококк быстро размножается. В случае если у человека имеется иммунитет, то возбудитель быстро гибнет или остается обитать на слизистой, не вызывая проявлений болезни. Это называется бактерионосительством: при нем возбудителя инфекции можно обнаружить с помощью анализов, но признаков болезни у человека нет. Если же иммунитета нет, риск развития инфекции повышается. От момента заражения до появления первых признаков инфекции может пройти от 2 до 10 дней, но чаще всего 2—3 дня. 1
В мире выделяют 13 разновидностей менингококков — серогрупп, из которых 6 наиболее распространенных: A, B, C, W, Y, X. Такое разнообразие требует максимально возможной защиты от заражения разными подвидами менингококков. 1,2,5

Клинические формы менингококковой инфекции. Симптомы и признаки

В России принято выделять локализованные, генерализованные и редкие формы МИ. 1,3
Для всех форм МИ типичен общеинфекционный синдром, то есть признаки, встречающиеся при многих других инфекциях: повышение температуры в течение 3—5 дней, озноб, симптомы интоксикации (слабость, отсутствие аппетита, вялость, сонливость, нарушения сна, нервозность и раздражительность). Из-за этого менингококковую инфекцию легко спутать с гриппом или ОРВИ. Некоторые формы менингококковой инфекции протекают с другими признаками, которые типичны для нее и могут помочь при предварительной диагностике – ригидность мышц, темно-красная геморрагическая сыпь.

Локализованные формы МИ, развивающиеся в одной системе или органе

Генерализованные формы, поражающие весь организм

2. Менингококцемия или менингококковый сепсис часто поражает детей до года. Эта форма менингококковой инфекции у детей протекает с двумя группами симптомов.

  • Общие признаки инфекции развиваются очень быстро с резкого подъема температуры до высоких — 38—40° С — цифр, сильного озноба, вялости, сонливости или бессонницы, капризности, раздражительности. Ребенок постарше жалуется на болезненность мышц, суставов, боли в животе, в конечностях. Аппетит отсутствует, ребенок слабеет. Температура может не снижаться, даже если используются жаропонижающие препараты. Неблагоприятным признаком может быть подъем температуры и быстрое ее снижение до нормальных и даже пониженных цифр: в большинстве случаев это говорит о развитии угрожающего жизни состояния, которое называется септический шок.
  • Появление разной сыпи: геморрагическая — похожие на мелкие кровоизлияния пятна или точки. Они могут быть бордовыми, красными, иметь фиолетовый оттенок; розеолоподобная — пятна розового или красного цвета. Если на них нажать, то они исчезают; пятнисто-папулезная — небольшие, чуть выступающие над кожей узелки на фоне красных или алых пятен. Чаще всего сыпь появляется на ягодицах, бедрах и голенях, веках, хотя может появиться в других местах. Также мелкие кровоизлияния могут образоваться на глазах, на слизистых (например, при кровоизлиянии на слизистой носа могут отмечаться носовые кровотечения), в полости суставов.

При неадекватном или несвоевременном лечении смерть наступает в течение 6-48 часов. 1,3

3.Менингококковый менингит — менингококковая инфекция у детей, симптомы которой разделены на две группы признаков:

  • Общие признаки заражения инфекционной болезнью похожи на таковые при менингококцемии. Могут отмечаться нарушения частоты и глубины пульса, скачки артериального давления.
  • Менингеальный синдром — это признаки болезни, которые появляются из-за поражения мозговых оболочек и вещества мозга токсинами менингококка. Эти признаки (симптомы) бывают общемозговыми — они показывают, что в головном мозге повышено давление, он отекает; и менингеальными —признаками того, что ядовитые вещества менингококка проникли в мозговые оболочки.

К общемозговым симптомам относятся:

  • сильная головная боль, дети старшего возраста говорят что «голову распирает»;
  • повышенная чувствительность к раздражителям органов чувств: запахам, прикосновению, звукам, свету;
  • неоднократная рвота, обильная, не связанная с едой, может особенно часто возникать ночью или утром;
  • нарушения сознания;
  • повышенная нервная возбудимость или наоборот заторможенность вплоть до неподвижности, комы;
  • у 30—40% детей в самом начале заболевания могут быть судороги. В некоторых случаях они связаны с высокой температурой, но могут также говорить о нарастании отека мозга на фоне повышенной выработки спинномозговой жидкости.

У маленьких детей становится беспокойным поведение, появляется дрожание конечностей и подбородка, беспокойство и плач при попытке притронуться, изменить положение тела. Ребенок лежит с запрокинутой назад головой, часто срыгивает. Часто при менингите появляются необычные монотонные, на одной ноте резкие вскрикивания, мяукающий плач. Их называют «мозговой крик». Большой родничок выбухает, становится напряженным, в редких случаях — западает. 1,3

Менингеальные симптомы, возникающие из-за раздражения оболочек мозга, проверяют специалисты при подозрении на менингит.

  • Ребенок не может самостоятельно прижать подбородок к груди или попытке взрослого прижать голову ребенка к груди руками. Такой симптом называют ригидность затылочных мышц.
  • Менингеальная поза — характерная поза из-за повышения тонуса длинных мышц спины. Мышцы словно застывают, твердеют. Если ребенка положить на бок, то голова у него запрокидывается назад, туловище выгибается вперед, ноги приведены к животу. Из-за схожести позы данный симптом называют «поза ружейного курка» или «легавой собаки».
  • Если ногу больного согнуть в бедре буквой «Г», то при попытке разогнуть колено врачу не удается это сделать. В медицине этот признак называют симптом Кернига.
  • Средний или лобковый симптом Брудзинского: надавливание на лобок приводит к тому, что ребенок сгибает ножки и пытается прижать их к животу.
  • Нижний симптом Брудзинского: врач пробует разогнуть одну ногу ребенка, согнутую буквой «Г» и одновременно с этим ребенок непроизвольно, «автоматически» сгибает вторую ногу тоже буквой «Г». 1,3

Эти симптомы должен определять врач: они не всегда присутствуют или четко выражены. Но знать о существовании таких признаков важно, и если родители замечают необычность позы ребенка или жесткость мышц, нужно незамедлительно обратиться за медицинской помощью. 1

4. Менингококковый менингоэнцефалит
Симптоматика включает общеинфекционный, менингеальный синдромы, протекающие сходно с таковыми при менингите, и признаки стойкой очаговой неврологической симптоматики (ОНС).
Под ОНС подразумеваются стойкие нарушения со стороны черепных нервов и связанных с этим симптоматикой, которая зависит от степени поражения той или иной пары нервов. Возможны судороги, парезы, нарушения зрения, глотания, тремор нижней челюсти и другие неврологические симптомы. 1,3

5. Смешанная форма — у заболевшего есть симптомы перечисленных выше форм болезни. При ней в крови больного ребенка обнаруживается большое количество менингококков и ядовитых веществ, которые они вырабатывают.

6. Редкие формы чаще всего могут быть диагностированы по лабораторным анализам и эпидемиологическим данным. К ним относятся менингококковая пневмония, эндокардит, артрит, иридоциклит. 1

Лечение при установлении диагноза менингококковой инфекции

Диагностика этой опасной инфекции прерогатива исключительно врача. При наличии сходных с описанными симптомов, лучше вызвать скорую помощь, чтобы не потерять время и вовремя приступить к диагностике и лечению.

Лечение детей с МИ зависит от формы заболевания, тяжести процесса, наличия у ребенка сопутствующих заболеваний, аллергии. В большинстве случаев детей госпитализируют в отделения интенсивной терапии, за исключением случаев носительства и менингококкового назофарингита. Назначают:

  • Реанимационные и другие экстренные мероприятия;
  • Антибиотики, активные в отношении менингококка;
  • Посиндромную терапию: для снижения температуры, противосудорожные, снимающие последствия воздействия токсинов (дезинтоксикационные) и другие препараты. 1,3

Чем опасна МИ и как их предотвратить

Менингококковая инфекция опасна и может унести жизнь человека в течение суток.

Уровень летальности от отдельных форм менингококковой инфекции в РФ может достигать 20%, то есть, умирает каждый пятый заболевший. 4,7

Среди выживших до 20% людей получат осложнения: глухота, нарушения мозговой деятельности, когнитивные нарушения, некрозы тканей с ампутацией конечности.

МИ активна в отношении детей (особенно младенцев от 3 до 12 месяцев) и подростков 13-17 лет. Среди детей и подростков высока доля носительства менингококков в носоглотке — от 5% до 15%, т. е. в этой среде менингококки всегда есть и в любой момент может запуститься инфекционный процесс с эпидемическим распространением. 4

Выход в индивидуальном и глобальном масштабе — вакцинация против МКИ, которая включена в Национальный календарь прививок по эпидемическим показаниям. Она осуществляется зарегистрированными в России вакцинами. Оптимальнее использовать те вакцины, в которых количество серогрупп (подвидов менингококка) максимально: это позволит повысить эффективность вакцинации. 6

Если вспышки инфекции нет, то прививают лиц, у которых высок риск заражения и тех, кто контактировал с больными менингококковой инфекцией. В эти группы входят:

  • Призывники.
  • Отправляющиеся в поездку в районы, где менингококковая инфекция встречается часто (эндемичные районы). Это могут быть туристы, спортсмены, паломники, лица, выезжающие на работу или на временное пребывание, военнослужащие, научные работники.
  • Медики, работающие в стационарах, отделениях и другие лечебно-профилактических учреждениях, где оказывают помощь при инфекционных заболеваниях.
  • Медицинские и научные работники, сотрудники лабораторий, где проводятся работы с живой культурой менингококка.
  • Персонал учреждений стационарного социального обслуживания (дома престарелых, ПНИ, интернаты, дома ребенка и детские дома).
  • Воспитанники и жильцы учреждений стационарного социального обслуживания.
  • Живущие в общежитиях.
  • Участники массовых международных спортивных соревнований, культурно-массовых мероприятий.
  • Дети в возрасте до 5 лет включительно (связано в повышенной заболеваемостью детей этой возрастной категории).
  • Подростки в возрасте 13-17 лет включительно, что связано с повышенным уровнем носительства менингококка в данной возрастной группе.
  • Лица в возрасте 60 лет и старше.
  • Имеющие заболевания, при которых развивается первичное или вторичное иммунодефицитное состояние, включая лиц с ВИЧ-инфекцией.
  • Дети и взрослые, перенесшие операцию кохлеарной имплантации.
  • Лица с ликвореей — подтеканием спинногомозговой жидкости (из носа, ушей и т. д.) 6

Если же повышается риск вспышки менингококковой инфекции, ухудшается эпидемиологическая обстановка, то в соответствии с новыми санитарными правилами по профилактике менингококковой инфекции (СП 3.1.3542-18) организовывается вакцинация для:

  • детей в возрасте до 8 лет включительно;
  • студентов и учащихся учреждений профессионального и высшего образования. Прежде всего, вакцинации подлежат коллективы, где имеются учащиеся и студенты из других стран и регионов РФ. 6

При дальнейшем нарастании заболеваемости МКИ организуется дополнительная плановая вакцинация:

  • учащихся общеобразовательных организаций с 3 по 11 классы включительно;
  • взрослых, обратившихся за медпомощью. 6

При желании, прививку можно сделать и здоровым детям и взрослым, ведь менингококковая инфекция, хоть и редка, но очень опасна.

Зарегистрированные в РФ вакцины против менингококковой инфекции эффективны и безопасны. Всю необходимую информацию об используемой вакцине и проведении вакцинации можно узнать у вашего лечащего врача. 4

  1. Клинические рекомендации (протокол лечения) оказания медицинской помощи детям больным менингококковой инфекцией / ФГБУ НИИДИ ФМБА России / 2015. Доступно на 22. 08. 2018 из электронной версии http://niidi.ru/dotAsset/e3e1899f-a522-4aa4-acd2-f28dedca3bc0.pdf
  2. Министерство здравоохранения Российской Федерации. Союз педиатров России/ Федеральные клинические рекомендации по иммунопрофилактике менингококковой инфекции у детей / 2015 г. Доступно на 22. 08. 2018 из электронной версии http://www.pediatr-russia.ru/sites/default/files/file/kr_imi.pdf
  3. Баранов А. А. / Детские болезни: Учебник А. А. Баранов, Л.К Баженов /ГЭОТАР-МЕД. —2002. — с. 880
  4. Менингококковые вакцины: полисахаридные и полисахаридные конъюгированные вакцины. Документ по позиции ВОЗ. Доступно на 22. 08. 2018 из электронной версии http://www.who.int/immunization/pp_meningococcal_ru.pdf?ua=1
  5. Королева И.С., Королева М.А., Миронов К.О. / Эпидемиологические особенности генерализованной формы менингококковой инфекции, обусловленной N. meningitidis серогруппы W, в мире и в Российской Федерации / / Ж.: Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы — №3 —2018, . Доступно на 03. 04. 2019 из электронной версии https://cyberleninka.ru/article/n/generalizovannaya-forma-meningokokkovoy-infektsii-vyzvannaya-n-meningitidis-serogruppy-w-na-territorii-g-moskvy-v-2011-2016-gg
  6. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 20.12.2018 N 52 “Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3542-18 “Профилактика менингококковой инфекции” (вместе с “СП 3.1.3542-18. Санитарно-эпидемиологические правила. “. Доступно на 15.04.2019 из электронной версии http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102529190&intelsearch=%CF%EE%F1%F2%E0%ED%EE%E2%EB%E5%ED%E8%E5+%C3%EB%E0%E2%ED%EE%E3%EE+%E3%EE%F1%F3%E4%E0%F0%F1%F2%E2%E5%ED%ED%EE%E3%EE+%F1%E0%ED%E8%F2%E0%F0%ED%EE%E3%EE+%E2%F0%E0%F7%E0+%D0%D4+%EE%F2+20.12.2018+N+52+%22%CE%E1+%F3%F2%E2%E5%F0%E6%E4%E5%ED%E8%E8+%F1%E0%ED%E8%F2%E0%F0%ED%EE-%FD%EF%E8%E4%E5%EC%E8%EE%EB%EE%E3%E8%F7%E5%F1%EA%E8%F5+%EF%F0%E0%E2%E8%EB+%D1%CF+3.1.3542-18
  7. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Информационно-аналитический обзор «Менингококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты в Российской Федерации, 2017 год»

Считаешь материал полезным? Поделись с друзьями!

Источник:
http://www.privivka.ru/privivki-detyam/privivki-detyam-pervogo-goda-zhizni-meningokokkovaya-infekciya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector